Подарю Этой Женщине Город Чужой

 

Посвящается Миле к ее дню рождения

 

Всегда замечательно в поездке открыть что новое. А путешествовать с женщиной, в которую ты влюблен  – вообще невероятно здорово! Ведь ты вдруг оказываешься еще и сказочно богат:

Подарю этой женщине город чужой.
Больше не ничего у меня за душой.
(из стихов моего отца)

Это чувство открытия, сопереживания и дарения почти невозможно ощутить на «туре», и поэтому, может быть, я их и не люблю.

img056

Вот и нашелся повод для свадебной фотографии

Мы с Милой и познакомились в поездке, a наши прогулки по Пловдиву и Тырново у меня остались самыми яркими романтическими впечатлениями на всю жизнь. Но к этому Милиному дню рождения мне захотелось вспомнить две поездки по старым русским городам в наши первые годы.  Надеюсь, что детям тоже будет интересно, а может, и друзьям тоже.

Верея

Это была наша первая совместная поездка в старый Русский город, и у меня на всю жизнь от нее осталось чувство новизны и влюбленности.

Верея, по сути, дальний Московский пригород. В Советском Союзе житье в пригородах вовсе не считалось престижным. Ровно наоборот. Вовлеченные в орбиту Москвы, эти города быстро теряли свое собственное лицо, структуру, и превращались в «проходной двор», заселенный теми, кто не смог устроиться в Москве. Центром притяжения становился вокзал, и весь город, по существу, становился привокзальным.  Но Верея совсем другая!

Поездка и начиналась необычно. Вместо обычной электрички или междугородного автобуса, в Верею мы оправлялись на пригородном автобусе  номер пятьсот какой-то, с площади Тишинского Рынка. Ведь в Верее нет железной дороги, нет даже рядом большого шоссе, и поэтому город оказался маленьким и забытым. Нет в нем и чудес архитектуры, и потому не встретишь здесь экскурсантов, пестрых автобусов и людей с фотоаппаратами.  Каждый приезжий, сошедший с автобуса на площади, привлекает внимание.

Но в прошлом он был уездным городом, а до этого даже какое-то время был столицей удельного княжества. От всего этого остались трогательные невысокие земляные валы вокруг Верейского кремля, торговые ряды и несколько церквей. И удивительно спокойный одноэтажный, большей частью деревянный город. Речка Протва, с мостиками и мостками, такая действительно «Средне-Русская, сердцу близкая». Кажется, что время тоже поменялось, отступило куда-то. Я очень хорошо запомнил герани в окнах домов, в Москве их уже не осталось к тому времени.

Вот ведь,  многие были в Петербурге, Париже, Лондоне и даже Мачу-Пикчу. А в Верее? То-то.

Гороховец Вязники

Идея этой поездки родилась из книжки из серии «Дороги к прекрасному». Была такая замечательная серия книг в Советском Союзе, описывавшая малоизвестные художественные памятники. Screen Shot 2018-09-05 at 8.59.47 AMЯ эту серию собирал, и до сих пор помню волнение, охватывавшее меня каждый раз, когда я вдруг видел в книжном магазине маленькие желтые книжки. Неужто новая? О чем? Я «гонялся» за этими книжками, ведь если пропустишь, то потом купить будет практически невозможно. Каждая покупка была радостью. А теперь заходишь на Rulit.me, и можно любую сразу получить! Все-таки, мир сильно изменился. Вот она, эта книжка.

 

Мы поехали в Гороховец и Вязники в мае, в пору цветения яблонь и вишен. От станции до самого Гороховца 12 км, и ничем не примечательный дорожный пейзаж как бы нарочно готовит тебя открывающемуся с дороги вниз на город на берегу реки.

Для меня с детства Клязьма  – маленькая, домашняя речушка, на которую мы ходили купаться и которую можно перейти вброд почти везде. А тут – судоходная река! Это как встретить человека, которого ты помнишь ребенком,  лет через пятнадцать-двадцать: узнать нельзя! Но зато чувствуешь какую-то дополнительную близость, почти привилегию: « а я знал вас вот таким». Было половодье, и левый, низкий берег Клязьмы был затоплен почти до горизонта. С Пужаловой горы, от Никольского монастыря, открывался вид на весь город.

Городок прекрасно сохранил свой старый облик, деревянные дома, белые церкви, и даже древние купеческие палаты. Тихо, никаких тебе туристов.  Сейчас я посмотрел описание Гороховца, и представьте: на Пужаловой горе теперь .. горнолыжный курорт!

Из Гороховца мы отправились чуть вверх по течению Клязьмы, в Вязники. Города эти, столь близкие друг к другу, были похожи. И вид с Пужаловой горы в Гороховце, и вид с горы Ярополч в Вязниках были прекрасны. В Вязниках, правда, нет такого богатства архитектуры, как в Гороховце, но зато весь город был заполнен совершенно шальным цветением яблонь. Ни раньше, ни потом я не видел такого буйства яблоневого цвета.

Но главным воспоминанием из Вязников все-таки остался поход в единственный тогда вязниковский ресторан. Вязники –  город ткацкого (льняного) производства, и потому там на 10 девчонок по статистике приходился один парень, или около этогo.  По крайней мере, мы видели несколько подобных компаний, и на наших глазах «крутой» парень в зеленом модном тогда комбинезоне провел со собой штук 7 или 8 девиц, которые за ним шли, как утята за уткой. Там же с нами случилась знаменитая история с сожженным наполовину «шницелем рубленым». Когда мы пожаловались, и сказали, что вообще-то мы заказали антрекот, официантка справедливо ответила: «какая разница, цена такая же». Пижонски заказанный «кофе с коньяком» был подан в граненном стакане, и ни коньяка, и на даже кофе там не чувствовалось. Мол, не вы***вайтесь!   Такие дела.

Конечно, у нас были и другие поездки по Среднерусским городам, где я был впервые с Милой, а она со мной: Смоленск и Вязьма,  Муром и Касимов,  Полотняный Завод (и Калуга), Серпухов, Коломна, Зарайск.
Совсем не мало, если учесть, что за эти же восемь лет до рождения Веры мы были вместе в Болгарии, сходили на Алтай (1982), на Памир (с заездом в Душанбе, Худжанд, Коканд, Самарканд, Бухару и Хиву, 1983), на Тянь-Шань (начавши в Карши, через Самарканд и Пишпек); в Грузию: Тбилиси, Мцхета, Батуми, Цхинвали(!), Кодорский перевал(!), Гори, Атени (1987), на Восточный Кавказ (Ереван, Шеки, перевалы, и потом Дербент и Махачкала, 1988).  И это еще не все!

Так что, Мила, нам есть что вспомнить про Советский Союз!

С днем рождения!

ЮХ

Posted in Uncategorized | 3 Comments

По Саксонии Сосновой, по Баварии Хмельной

 

По Саксонии сосновой, по Баварии хмельной

Так получилось, что я несколько раз описывал возможные маршруты по Германии для наших друзей, и вот наконец и мы с Милой сами туда съездили. Так что блог «содержит заранее заготовленные фрагменты».  Ну не пропадать же добру!

Помните «Птицелова» Багрицкого:

По Тюрингии дубовой,
По Саксонии сосновой,
По Вестфалии бузинной,
По Баварии хмельной.

Это все так называемые «становые», или племенные герцогства, составившие ядро Германии. Вестфалия не считается, это просто Западная Саксония, но зато забыты Швабия и Франкония. Карл Великий всех и собрал в одну державу: его государство включало в себя современную Францию, почти  всю Германию, Бельгию, Голландию, Люксембург, Швейцарию, часть Австрии и Югославии, и Севереную Италию (граница была южнее Рима), а еще северную Испанию и кусок Чехии.  В 800 году в Риме папа Адриан возложил на Карла императорскую корону, тем самым основав «Священную Римскую Империю Германской нации», просуществовавшую тысячу и один год (на самом деле, с 800 по 1801). Внуки Карла, как мы помним из школьного учебника истории, в 843 году в Вердене разделили империю на три части.  Восточная стала королевством Германией. Королей Германии выбирали, и  в 919 году королем стал Саксонский герцог Генрих Птицелов  Когда пришли ему сообщить, что его выбрали, он сказал «подождите, не спугните, видите, птиц ловлю».  Не отсюда ли Птицелов Багрицкого?

Птицелов

Генрих Птицелов получает корону

Мы в нашей поездке были в Баварии, Франконии и Саксонии,  и проезжали по Тюрингии и были в  Нюрнберге, Берлине, Дрездене, Регенсбурге, Мюнхене и Фрайзинге. Все это было на машине, так что мы “посмотрели страну” и оценили немецкие автобаны, где часто нет ограничений по скорости, и удивительно зеленый немецкий пейзаж, и наш шикарный Вольво с90, для которого 180 в горку было “не проблема”. Автобаны проведены в обход населенных пунктов, и поэтому нам часто казалось, что мы едем по лесам.

Нюрнберг

Мюнхенский аэропорт находится довольно далеко от самого города, и потому мы сразу оттуда направились в Нюрнберг, до него было почти столько же. Нюрнберг возник вокруг Имперского замка, и он до сих пор господствует над старым городом.

Императоры (они же почти всегда Германские короли) проводили свое первое заседание Совета после коронации всегда в Нюрнберге. Да и после первого заседания Нюрнберг часто оказывался местом проведения Советов (Соборов) Империи.  Мы побродили по замку, он очень основателен, и из него открывается вид на Старый город, амфитеатром спускающийся к реке Pegnitz.

Мы остановились в отеле Сорат на ренессансной главной площади Hauptmarkt. Крайне рекомендуем!

Прямо рядом с отелем  стоИт фонтан Schönnerbrunnen . Два крана, из которых тонкой струйкой бежит вода, позволяют назвать это фонтаном, но похоже  это на поставленный прямо на землю готический шпиль. Подлинный 14 век с прекрасной каменной резьбой и 40 фигурами: аллегории Философии и 7 Либеральных искусств, 4 Евангелиста, 4 Отца церкви, 7 князей выборщиков  (курфюрстов), 9 Доблестных мужей, Моисей и 7 пророков. Странная компания, особенно Доблестные мужи: три язычника: Гектор, Александр Македонский и Цезарь, три еврея: Иисус Навин, Царь Давид и Иуда Маккавей, три христианина: король Артур, Карл Великий, и Готфрид Буйонский. Сразу так много мемов!

На этой же площади стоит Frauenkirche, построенная Карлом IV (тем, который основал Пражский университет) на месте уничтоженной во время погрома 1347г синагоги. Он хотел сделать ее местом имперских церемоний, и потому внутри есть и трибуна, и балкон для императора, а еще  знаменитый Tucher altar и скульптуры местного мастера Адама Крафта.   Часы на фасаде «показывают» императора и 7 князей выборщиков. От нее близко до стоящего на реке (на мосту)  госпиталя Св.Духа, и рядом стоит «сухой фонтан» Narrenschiffbrunnen,  Корабль Дураков. Еще один средневековый мем,  «сделанный» немецкoй поэмой Бранта, изданной с гравюрами Дюрера. Нюрнберг – город Дюрера, он прожил здесь всю свою жизнь, и дом Дюреров –  одна из главных достопримечательностей. Нам, увы, он не показался интересным.

В Нюрнберге довольно много must see:  главное, конечно, замок; а потом самый старый госпиталь Св.Духа (14в), раннеготическая ц. Св. Лоренца,  ц. Св. Зибальда (это патрон Нюрнберга) и многое другое.   И все таки самое главное – это просто бродить по старому городу и впитывать его колорит. Недаром же это «самый Германский из всех Германских городов». Правда, сказал это Гитлер.

Мы все время провели в старом городе, и он показался нам камерным: мы даже сначала не поверили, что метро в нем настоящее! Конечно, мы многого не посмотрели. Надо было бы сходить в Германский  Национальный Музей с его знаменитыми портретами родителей Дюрера (кстати, его матери на портрете около 40, так что это «ранний Дюрер»). От нацистских времен остались гигантские руины Партийного комплекса. Мне кажется, их зря разрушили, тяжелая помпезность этих структур служила напоминанием о том, как можно внушать свои идеи архитектурными формами, и о том, какими человеконенавистническими были те идеи.

В общем, есть зачем вернуться в этот город!

Берлин

Берлин, собственно, и был целью нашей поездки в Германию: я там выступал на  конференции. Поэтому мы и поселились рядом с университетом, в котором она проходила, в общежитии «гостиничного типа». Странное место. Наш Вольво С90 с ним никак не сочетался, но ведь красиво жить не запретишь!

Берлин произвел на нас необычное впечатление. Мы привыкли ездить по городам со старинной архитектурой, древней историей. Ничего этого в Берлине нет.  Ну, есть пара классических площадей  (Бебельплатц, Жандармермаркт), но куда им до Петербурга. Да, есть шикарные улицы –  Унтер ден Линден в Восточном Берлине и Курфюрстендам в Западном, но  это тебе не Елисейские Поля. Основательно и угрожающе смотрятся гигантские монстры Рейхстага и Берлинского собора, но они никак не шедевры архитектуры. Зато у меня от Берлина осталось впечатление открытого, дружелюбного города, с молодежью на улицах, и с какой-то позитивной энергией.

По Вериному совету, мы пошли в Еврейский Музей (не то же самое, что музей Холокоста). На меня, как и на Веру,

ХОлокост

Башня Холокоста

произвела впечатление Башня Холокоста: высокое, абсолютно пустое и ничем не декорированное бетонное пространство, с единственным окном высоко под потолком

Мы были и в Пергамском музее, куда немцы вывезли целиком Вавилонские Ворота Иштар (Львиные ворота), Торговые Ворота из Милета и Пергамский алтарь (он, увы, был недоступен по причине ремонта). Да, я понимаю, нехорошо так поступать.., но ведь не поехали бы мы в Ирак смотреть эти ворота. Да и не было бы их уже там.

Очень приятным сюрпризом оказалось кафе Эйнштейн, на Курфюрстенштрассе, тихой улочке с красивыми домами начала 20 века.

Дрезден

Следующим городом на нашем пути был Дрезден. Основанный как славянское поселение, он стал столицей маркграфов Мейсенских в 1270 г. Потом (в 1485) эта область стала называться Саксонским герцогством (хотя она и не в Саксонии собственно), а в 1547 герцоги стали еще и курфюрстами (выборщиками). Расцвет Дрездена приходится на конец 17 и начало 18 в., когда Август Второй Сильный был избран Польским королем и Дрезден временно стал королевской столицей.

Весь его центр, сейчас отреставрированный, это превосходный ансамбль: немцы называют его «ларцом немецкого барокко». Он картинно смотрится из за Эльбы, хотя реставрация после бомбежки 1945 г. все еще не закончена. Я не знаю другого такого барочного ансамбля, несерьезно-радостного, как и сама архитектура барокко, несмотря даже на местами черные, обгоревшие стены.

А находящиеся внутри музеи! Лучшая в мире Оружейная коллекция (туда мы не попали), музей фарфора (Мейсен-то ведь рядом). А уж  Картинная галерея! Для тех, кто вырос в Советском Союзе, Дрезденская Галерея казалась чуть ли не главным музеем мира. Я думал, что ее слава в России очень раздута, а Сикстинская мадонна слишком классична. Но конечно, сразу после входа все сомнения рассеиваются, а в зале Мадонны даже я, с моей торопливой музейной повадкой, провел полчаса,  когда мы пришли в галерею «по второму разу».  Еще несколько картин, которые произвели на нас впечатление: Cranach (Eve, Judith и другие, он был придворным художником в Дрездене),  Св. Инесса Риберы (он писал ее со своей дочери, потом соблазненной и покинутой Испанским принцем), Durer portrait, Van Eyck triptych, Pinturicchio “boy”, Rembrandt with Saskia, Zurbaran’s St. Bonaventura, Titian’s Tribute money, Liotard’s Chocolate maid (визитная карточка галереи), Vermeer’s Procuress.

Да, Саксонские курфюрсты были очень хорошими и увлеченными коллекционерами!

Май и июнь в Германии сезон белой спаржи (не путать с нашей зеленой, хотя это одно и то же растение). В Саксонии в это  время почти везде подают “Саксонское дуо”: белую спаржу с белым Саксонским вином. Мы отыскали «правильный ресторан», и он не подкачал!

Регенсбург

На пути из Дрездена в Мюнхен мы заехали в Регенсбург. Он лежит на Дунае, и построенный в 12 в. мост сохранился до наших дней. Здесь, в Регенсбурге, была резиденция Баварских герцогов еще до подчинения их Каролингам, здесь Св. Руперт окрестил Баварцев в 8 веке, а в 9 в. здесь крестили Богемских (Чешских) князей.  В Регенсбурге собирался Имперский Совет. Теоретически, он собирался императором  по какому либо вопросу, и его решения обязательны к исполнению даже самим Императором. Но ведь можно совет и не созывать. Этого-то члены Совета и боялись, и потому в 17 в. на сессии в Регенсбурге , они решили не расходиться, и так и прозаседали до 1806 г., когда Империю окончательно упразднили.

Средневековый центр города не пострадал во время Второй Мировой войны, и потому и больше, и интереснее, чем Мюнхен или Нюрнберг. Увы, у нас было совсем немного времени, но мы все таки погуляли, зашли в Собор, а после этого стали искать замок князей Турн и Таксис. Эти князья были представителями Императора при Парламенте, и, хотя их служба кончилась 200 с лишним лет назад, они продолжают занимать выданное им на проживание бывшее Аббатство Св. Эмрама, превращенное в дворцовый комплекс самое большое частное городское владение в Европе. Как у нас обычно получается с княжескими владениями, тут вышел некий камуфлет: я никак не мог найти этот замок и мы тыкались по Регенсбургу в разных направлениях (под Женевой нас не пустили в замок Allaman, самое большое частное владение в Швейцарии). Но, наконец мы нашли его. Аббатство возникло в 8в., и его Базилика стоит с тех времен, многократно перестроенная и расширенная. Портал, самый старый в Германии, сделан в 11в., а вот изящный барочный интерьер сделан братьями Асам в 18 в. , наиболее известными Барочными архитекторами (их «личная» церковь Асамкирхе в Мюнхене очень популярна). Здесь похоронены два святых, последний король династии Каролингов в Германии Людовик Дитя (10в.) и еще много чего там есть. Мы застали там свадьбу, и смешение всех эпох произвело на меня сильное впечатление.

Князья Турн и Таксис (они же Тассо) с 1290 года занимались курьерским бизнесом. В семье, однако, не без урода, и их родственник Торквато Тассо и стал великим итальянским поэтом. А князья до сих пор носят титул «потомственный Главных почтмейстеров Императора». Мы попали в их сокровищницу (здОрово, хотя, конечно, не Дрезден), а в гости в их дворец и парк надо записываться заранее, и увы, нас не приняли.

Жаль, что у нас было так мало времени, но нас ждал Мюнхен.

Мюнхен

Я в Мюнхене был во второй раз, и в первый раз я вел себя как записной пижон. Я конечно же не пошел в туристские пивные: я долго искал такую, где мало туристов, и нашел.  Зашел, спросил, как учили, Августинер. А мне говорят: а у нас Мюнхенского пива нет. Как так? Так ведь Вы в ирландский паб пришли.. Конечно же, я не поехал в знаменитый замок Нойе Шванштайн (это ж кич!). Так что в этот раз я исправлял допущенные ошибки.

Саша должен был приехать через день, и, поскольку он дворцов не любит, мы в первый день, без него, пошли в дворец Баварских правителей со скромным названием «Резиденция». В 1180 году Фридрих Барбаросса победил Баварского герцога Генриха Льва (Вельфа) и передал Баварию Виттельсбахам. И с тех пор, худо ли, бедно ли, они правили Баварией до 1918 г. В этом дворце они поселились в 14 веке, и успели много чего настроить и насобирать. С моей точки зрения, это совершенно замечательный дворец, с удивительно малым числом посетителей, так что можно остаться одним в огромно зале Антиквариума и в Зеркальных Комнатах.

На следующий день мы бродили по Мюнхену с Сашей, и, конечно, это был лучший день нашей поездки! Мы прошли к Изару, и погуляли в парках вдоль реки, от Баварского Парламента (Максимилианума) прошли к Одеонплатц, зашли в две очень разные барочные церкви: Асамкирхе с ее фантастическим «витым» интерьером, и сторгую, почти итальянского стиля Theatinerkirche.

Не забыли и Кафе Луитпольд, которое я запомнил еще с первого раза, и которое произвело на Милу неизгладимое впечатление. Мы ходили туда все три дня!  Мила все время в этой поездке заказывала яблочный штрудель, и здесь это был Царь-штрудель! Но обедать мы собирались в каком-либо из знаменитых «Пивных садов».  В конце концов, мы оказались в Hofbrauhaus, самой туристской пивной Мюнхена. И хотя вся публика была сплошь туристы, это было здорово! Оркестр в кожаных шортах и тирольских шляпах, официанты с литровыми (меньше нет) кружками, разносчицы с гигантскими претцелями. Публика уже навеселе, все общаются, громко говорят, чокаются и т.п. Мы получили огромное удовольствие.

Назавтра у Саши еще было время до самолета, и мы пошли в Старую Пинакотеку. Музей не такой знаменитый, но очень хороший. На нас на всех больше всего впечатления произвели Breugel’s “Land of fools”, Dürer self-portrait and Apostles, Altdorfer’s Battle of Issa, Flippo Lippi’s Madonna. А потом мы оправили Сашу в аэропорт и пошли «шопать».

Уже без Саши мы съездили в Нойшванштайн, замок, построенный «сумасшедшим королем» Людвигом II по мотивами опер Вагнера. Конечно, это все же «псевдо-замок», но он великолепно вписан в Альпийский пейзаж, особенно от Мариенсбрюкке. Внутри – тяжелые помпезные интерьеры в неороманском стиле, всякие Лоэнгрины и Парсифали. На меня особенное впечатление произвел фарфоровый лебедь в натуральную величину. Ох и здоровая же птица!

В день отлета в Москву у нас оставалось немного времени, и мы успели заехать во Фрайзинг, городок у самого аэропорта. На самом деле, это один из старейших Баварских городов, в нем (а не в Мюнхене) кафедра епископа, и у него (а не у Мюнхена) есть Собор. Знаменитая Фрауенкирхе Мюнхена – всего лишь приходская церковь. Собор 12 в., строгая Романская архитектура, но внутри  роскошное барочное убранство, сделанное все теми же братьями Асам.

Для Самых Стойких

Ну, если вы выдержали и дочитали до этого места, то мы для вас подытожим все написанное.

ЮХ: Конечно, самое главное и лучшее в этой поездке было время, проведенное с Сашей, который присоединился к нам на 2 дня в Мюнхене. Впечатления трудно ранжировать, но для меня:

  • Самый приятный город (в целом): Нюрнберг
  • Самый лучший музей: Дрезденская галерея
  • Самая большая неожиданность: дворец князей Турн и Таксис в Регенсбурге
  • Самая лучшая еда: кафе Эйнштейн на Курфюстерштрассе в Берлине

М.К.  Согласна с Юрой, так как мы уже это обсуждали.

Highlight: встреча с Сашей.

Неожиданности:  Доброжелательность большинства населения Германии (с некоторыми исключениями, которые, как раз были мною ожидаемы)

Нюрнберг: так как это любимый город Гитлера, я ожидала помпезности, а городок оказался очень милым и уютным.

К “самым лучшим” хочу добавить еду в Луитпольде в Мюнхене. Пинакотека тоже не подкачала, но, пожалуй, Дрезденская галерея все же сильнее по совокупности впечатлений.

Posted in Uncategorized | 3 Comments

Viva Mexico

Такой возможностью поездки в Мексику было нельзя не воспользоваться:  Катя Житлина пригласила нас в числе всех своих друзей на свадьбу, и поскольку ее муж Кевин – мексиканец, свадьба проходила в Сан Мигель де Альенде, живописном городе в 3 часах езды от Мехико, и проходила по всем мексиканским канонам.

 

Мне кажется, что в Мексике все органично сочетается: природа, история, люди, архитектура, еда.  Мехико произвел на нас впечатление очень натурального города: никакого налета туристской индустрии, иностранцы на улице редкость. Толпа удивительно однородна, я не видел такой однородности нигде: ни черных, ни желтых, совсем немного белых. Мексиканцы в подавляющем своем большинстве плотные, не очень высокие и некрасивые. Мексиканская еда господствует и на рынках, где очень дешево и вкусно, и в большинстве ресторанов, где дороже и не так вкусно. Мне мексиканская кухня с обилием бобов, кукурузных лепешек и стилем «такос» показалась однообразной. «Американизированный вариант» кухни с заменой кукурузы на пшеницу нам куда привычней.

Мы попали в Мехико на пасху, и решили съездить в церковь Санта Мария де Гуадалупе, самую большую Мексиканскую святыню. Там Дева Мария явилась индейцу Хуану Диего и оставилa на плаще Диего свой образ. Этот плащ, жутко почитаемый, до сих пор висит в центе (уже новой) гигантской церкви.  Мы ожидали несметных толп, но на площади было не слишком людно. Уже потом я узнал, что у Мексиканского государства непростые отношения с церковью.

 

Мехико стоит частично на месте гигантского, но очень мелкого озера. Часть озера осталась, и это можно увидеть в округе Сочимилко. Кстати, очень рекомендуем: колорита и экзотики будет вдоволь, но это бедный район и там нужно держать «ухо востро». У меня там артистически вынули телефон вместе с карточками и правами.

 

Самой высокой точкой Мехико был Чепультепек, холм, на котором находилась летняя резиденция Монтесумы. Мексиканский император Максимилиан (Габсбург)  построил там себе замок, и проложил туда проспект из центра. Сейчас он называется Paseo de la Reforma. На меня сам замок Чепультепек особого впечатления не произвел, и туда можно бы и не ходить, если бы не мурали Сикейроса о Мексиканской революции. Они меня поразили своим динамизмом и экспрессией. Говорят, что Сикейрос вдохновлялся сценами из Эйзенштейновского “Viva Mexico” (мне так сказала Оля Житлина), и действительно, эти мурали очень кинематографичны. Вообще в ХХ в. Мексиканское искусство очень тесно переплелось с исконной Мексиканской «перманентной революцией»: Диего Ривера и Фрида Калло принимали Троцкого, Фрида стала его любовницей, а Сикейрос, наоборот, был участником покушения на него.

 

Несколько практических советов: во все музеи, магазины и т.п лучше всего приходить утром: в 10 час утра в замок Чепультепек мы прошли без очереди, а когда мы выходили, очередь была длиннющей. То же самое с музеем Антропологии. O нем стОит сказать отдельно: это совершенно потрясающий музей. Я не хотел туда идти вообще, но мы провели там больше двух часов и могли бы еще там побыть. Экспозиция разбита по индейским культурам, и дает возможность в какой-то степени взглянуть на мир из глазами. То ли от отсутствия литературы, то ли от совершенно другой эстетики и этики (если это слово к ним применимо), то ли от чего-то еще, эти культуры кажутся почти инопланетным. Поражает почти полное отсутствие темы любви, зато жестокости сколько угодно.

 

Для нас этот музей послужил отличным введением перед поездкой к Пирамидам Теотихуакана. Этот город древнее Чичен Ицы и других классических  майяских развалин в среднем лет на 400,  и пирамиды в нем гораздо больше.

Город Сан Мигель де Альенде, где была свадьба, хорошо сохранился с Колониальных времен, и с середины 30 х годов 20 века здесь стали селиться «артистические личности»: в открытой тогда школе искусств преподавали Ривера и Сикейрос, здесь жила Габриэла Мистраль и т.п. Говорят, приезжие составляют почти четверть населения городка: держат свои магазины/художественные салоны, отели, ресторанчики или «просто творят». У нас было время основательно по нему побродить, и это было здорово.

 

Накануне свадьбы был самый настоящий Свадебный парад. Процессия, во главе которой несли две огромные куклы  (жених и невеста), стартовала у городского Собора. Музыканты (мариачи) играли, а все остальные шли и галдели, подружки невесты были в венках, всем (кто подсуетился) на шею повесили миниатюрные кувшинчики, и во время процессии в них наливали что то сладкое и спиртное.

 

Церемония и прием были на следующий день, и это было соеднинение русско-еврейско-канадских  и мексиканских обычаев. Была даже импровизированная хупа, и наша дочь «официально» представляла эту сторону церемонии. Так что, в некотором смысле, у нас теперь в семье есть человек «с опытом раввина». Все было очень ярко, красочно, и безусловно запомнится всем участникам надолго. Есть несколько сайтов с фотографиями с этой свадьбы, здесь Милин вариант.

 

This slideshow requires JavaScript.

Posted in Uncategorized | 3 Comments

О кошке Пуське и не только.

Почему-то вопросы приходят в голову тогда, когда спросить уже некого…
На днях я была у Веры с Чаком, и Верочка вспоминала, что перед сном я ей рассказывала истории про нашу кошку Пуську. Что-то она помнит, а что-то уже нет. Так возникла идея этого поста.
Как мы ее нашли.
Дом маминых родителей был в печально известной Обираловке (ныне Железнодорожная), в 5 минутах ходьбы от станции. К тому времени, как я себя помню, дом и сад были поделены между мамой и ее братом, дядей Волей. Всеволод Константинович со своей семьей жили там круглый год, а мы жили в Москве и приезжали туда только на лето. Гуляя с моей двоюродной сестрой Таней, мы увидели котенка, который висел в развилке дерева и пищал. Конечно же, мы не могли пройти мимо (мы обе только что закончили первый класс и были полны решимости не допустить такой несправедливости). Мы держали совет, что же делать с котенком. Таня сразу сказала, что разговаривать с ее родителями бесполезно, не разрешат. Сделали ставку на моих.
Мы принесли котенка на полянку. Здесь сделаю отступление. Дед Константин (не знаю, кто он был по профессии) увлекался садоводством. Мама рассказывала, что семена ему присылали даже из-за границы. Перед домом у нас был “регулярный сад” с фигурными газонами. Это было на стороне Страгородских. А на нашей стороне была полянка для игр (мы там играли в бадминтон, показывали фокусы родителям наших друзей с улицы, и т.п.) и беседка, увитая диким виноградом. Было много фруктовых деревьев (яблони, вишни, груши, сливы) и много цветов. А также росла клубника и садовая земляника. Еще помню ягоду каринку (иргу), сирень (у Страгородских белую и обычную, а у нас махровую), лупинусы, садовую гвоздику, большие маки. На их стороне еще были шикарные георгины всевозможных расцветок и размеров. Каждый год я отправлялась в город накануне 1 сентября с огромным букетом для учительницы (так было принято). Так вот, про Пуську. Мы посадили ее на полянку и вызвали маму. Она оглядела котенка и спросила, а чего он такой грязный? “Услышав” ее вопрос, котенок стал усиленно умываться. Мама рассмеялась и пока разрешила его оставить до конца лета. Насчет имени, мама сказала “пусть-ка будет Пуська”. Забегая вперед скажу, что Пуська прожила у нас 17 лет и умерла, когда я была в положении с Сашей.
Охота на тапочки.
В то время на даче у нас были 2 керосинки, на которых мама готовила. Керосин к ним надо было покупать в керосиновой лавке. А воду носили из колонки. Позже дядя Воля провел водопровод на их половину, а мы не стали, так как это было дорого, а жили мы там только 3 месяца в году. Керосинки стояли на столе в сенях, и готовя, мама передвигалась от одной керосинки к другой. Пуська внимательно следила за передвижением тапочек и в какой-то момент не выдерживала и нападала на один из них, прыгая с перекладины между ножками стола.
Пуськины университеты
Мы решили научить Пуську лазить по деревьям. Для этого мы сажали ее на дерево на высоте нашего роста. Быстро выяснилось, что она очень ловко может карабкаться по дереву вверх. Чего не скажешь о ее способности спускаться вниз. Так что приходилось привлекать взрослых, чтобы снять ее, а иногда даже ставить лестницу.
Игра с бантиком
Пуська была веселым, игривым котенком. Чтобы ей было не скучно, я залезала на шкаф (это было уже в Москве. Шкаф стоял вдоль стены, а следом моя кровать с металлической спинкой, по которой я и забиралась на шкаф) и спускала ей сверху веревочку с привязанным к ней бумажным бантиком. Вы спросите, зачем для этого нужно было залезать на шкаф? Чтобы Пуська тренировалась прыгать в высоту! И она прыгала примерно до половины высоты шкафа. (“Она у меня такая прыгучая!”). В связи с этим шкафом вспоминаю историю из детства, не связанную с Пуськой. Мама покупала батончики “Рот фронт” и выдавала мне один. Я откусывала от него 1/10 часть примерно, заворачивала остальное, залезала на шкаф и оставляла там батончик так далеко, как могла. Потом я спускалась, но как только кончалась “сладкая слюна”, я лезла на шкаф и откусывала еще 1/10… Ну, и так далее.
Сон
Этот эпизод связан, опять-таки, со шкафом и моей кроватью. Помню, снится мне сон. Деталей уже не помню, но сон был длинный,  и события, происходящие в нем, вели к крушению поезда. В момент крушения я проснулась, и оказалось, что проснулась я оттого, что на меня со шкафа спрыгнула Пуська. Получалось, что весь этот длинный сон приснился мне в одно мгновение???
Клопы
Это сейчас даже представить себе невозможно, а в свое время было сущим наказанием едва ли не в каждом доме. Время от времени, родители давали клопам бой не на жизнь, а на смерть. Выражалось это в том, что диван выдвигался на середину комнаты, переворачивался вверх ногами и они поливали места предполагаемых клоповников кипятком и может еще чем-то (официальных средств для борьбы с клопами тогда не было или, может, они боялись отравить кошку, не знаю). Мы с Пуськой не могли упустить такой случай и затевали игру в “Тише едешь, дальше будешь”. Помните? Пока водящий стоит к вам спиной, вы продвигаетесь вперед, но как только он обернется, надо замереть. Если он заметит движение, то отсылает замеченного обратно, назад, к старту. С Пуськой это выглядело так. Я, стоя на четвереньках, выглядывала из за угла дивана. Как только она меня видела, то замирала. Но стоило мне спрятать голову, как она продвигалась в моем направлении. Так как у дивана было 4 стороны, играть можно было бесконечно. Правда, водить всегда приходилось мне…
Охота
Для этой игры я надевала большую папину кожаную перчатку. Рукой в перчатке я медленно двигала в направлении Пуськи, немного сверху вниз. Она сначала постепенно отодвигалась и сжималась, как пружинка, не отводя глаз от перчатки. Надо заметить, что она еще была очень красивая кошка. Глаза у нее были золотые, сама серая и пушистая, но мордочка умная (не такая, как у пушистых “приплюснутых” котов). Носик белый, белая грудка и животик, и белые кончики лап, как носочки. Я не видела таких кошек в Канаде (иначе бы не удержалась и купила), но на обложке книги Людмилы Штерн она держит на руках похожую кошку. Так вот, в какой-то момент Пуська “разжималась, как пружина”, обхватывала передними лапами мою руку в перчатке, а задними начинала колотить по ней. Для этого-то и нужна была перчатка, иначе я бы ходила вся исцарапанная.
Кажется, я написала все, что сейчас помню, так что пора заканчивать. Надо сказать, что характеры у котов и кошек бывают как всякие, так и разные. Шура рассказывала про котика “из приличной семьи”, который изводил своих хозяев, как мог. И более мерзопакостное животное представить трудно. Есть и в литературе похожие описания. Наша же девочка была, по моим представлениям, просто ангел. Она была добрая, покладистая. Давала себя гладить и ласкать. Но при этом не была равнодушна, а была веселой и игривой. Пожалуй, единственным недостатком было то, что она терпеть не могла закрытых дверей и просовывала лапку под низ, чтобы их открыть.
Да, вспомнила, что она еще “лечила” маму.
Обычно она спала в ногах, но когда у мамы повышалось давление и она плохо себя чувствовала, Пуська подходила и ложилась ей на грудь. Мама всегда этому удивлялась, а потом, много позже, я прочла, что кошки обладают свойством снижать давление. Чудеса, да и только! Жила Пуська долго, 17 лет. В конце жизни у нее уже была открытая рана на животе, в которой была видна опухоль. Несмотря на более, чем преклонный возраст, мы уговорили ветеринаров сделать операцию. Помню, когда мы пришли в лечебницу, Пуська очень внимательно смотрела на меня и слушала, все, что я ей объясняла про операцию, и как это нужно. Тогда я могла поклясться, что она меня понимает. Ну, а дальше все было просто. Операцию сделали, я отвезла ее домой к маме (где она жила, мы с Юрой тогда жили отдельно). А ночью, когда стала отходить анестезия, сердце не выдержало и она умерла. Это было большой потерей и для меня (кошка прожила с нами почти всю мою тогдашнюю жизнь) и для мамы. Помню, мы с ней еще долго плакали, как только заходила речь о нашей Пуське.
Posted in Uncategorized | 2 Comments

От Севильи до Гренады

Второй раз я выбираю эпиграфом поэтическую строку, на этот раз из А. Толстого. Конечно, лучше было бы «Гаснут дальней Альпухарры золотистые края…», но в Альпухарру мы не попали.

Ехать в Андалузию зимой из Ванкувера – явно правильное дело, даже, если лететь приходится через заснеженный Стокгольм (вот шведам не везет!).

 

Поездка действительно получилась праздничной, и по сезону, и по впечатлениям, и по компании: мы ездили с нашими старыми друзьями, Яшей и Светой. Вот они, андалузские праздники: улица Маркиза Ларио в Малаге, украшенная к Рождеству, и Пласа Нуэва в Севильи, где встречают Новый Год с шампанским и обязательными 12 виноградинами – по одной на каждый удар часов. Бутылки наши.

 

Яша любит общаться с незнакомыми людьми, привык лидировать, и поэтому все общение взял на себя. По-испански он говорит отважно, но больше жестами, зато у него великолепное чутье на правильные места, особенно по части еды. Я не понимаю людей, которые, возвращаясь из своих поездок, вообще ничего не помнят про еду. Путь к познанию страны, в которую ты приехал, как путь к сердцу мужчины: он лежит через желудок! И мы его прошли, обильно сдобрив «волнами испанского вина». Тому свидетельство:

Granada, la noblecida

Мы приехали в Гранаду поздно вечером. Гранада была столицей последнего оплота мусульман в Европе. Альгамбра, резиденция эмиров, числится по разряду «чудес света», и была “absolute must see” нашего путешествия. Но по приезде в Гранаду оказалось, что я все перепутал и билеты у нас были на прошедшее утро. В Альгамбру билеты продаются только «онлайн», просто в очереди у касс билеты купить нельзя. И поскольку мы в Гранаде были только один день, мы приготовились смириться с тем, что Альгамбры нам не увидеть. Но ведь с нами был Яша! Так что в Альгамбру мы все же попали, просто чуть позже, и на экскурсию по-испански. То ли потому, что мы чересчур многого ожидали, то ли из-за конфуза в предыдущий вечер, то ли от долгой трехчасовой экскурсии, на меня Альгамбра не произвела ошеломляющего впечатления. А вот когда мы теперь смотрим фотки, то очень даже! Кстати, оказалось, что на вечерний тур (а там есть и такие) днем можно купить билеты в кассе.

2017-12-27 12.32.032017-12-27 14.40.39

_MG_7309

Granada, Alhambra

_MG_7280_MG_7218_MG_7199_MG_7148_MG_7136

Cathedrals in Andalucia. Mezquita in Cordoba

В Испании многие соборы имеют прозвища: например, собор в Малаге называется «однорукий», потому что на вторую башню не хватило денег. А собор в Кордове (Cordoba), носит прозвище… «мечеть» (Mezquita). Помните, в «Не горюй» отставной солдат в исполнении Леонова говорит о своей собачке: «зовут-то его Шарик, а кличка ему – Ерзрерум».Мечеть эта строилась и расширялась несколькими Кордовскими халифами с 8 по 12 век. В 16 в. на месте внутреннего двора мечети построили неф собора, на что приехавший в город Карл V сказал: «Ну и мудаки. У них была уникальная штука, а они построили собор, каких полно». Но мы позволим себе с Карлом не согласиться: от «вживления» ренессансного собора в лес мусульманских арок создался действительно уникальный ансамбль, что Мила и пыталась запечатлеть.

_MG_7475_MG_7555

_MG_7540

Cordoba, inside Mezquita

_MG_7566_MG_7537_MG_7511_MG_7568_MG_7520_MG_7571

 

Naranjas de Andalucía

Во всех андалузских городах улицы обсажены апельсиновыми деревьями с кучей плодов. Но плоды несъедобные (кисло-горькие, говорят) и посажены апельсины ради благоухания их цветов, в средние века это помогало сносить запах всеобщей помойки и сортира.

Sevilla

Вопреки декларации в эпиграфе, Севилья была последним, а не первым городом в нашей поездке, но зато безусловно «короной» нашей поездки. Мы все сразу по приезде были очарованы атмосферой этого города, праздником на его старых узких улочках, очаровательными уголками:

A н улице можно и кикимору встретить:

 

Севилья для меня – самый испанский из испанских городов. А что может быть более испанским, чем фламенко? Мы попали на совершенно потрясающее представление в таблао Эль Ареналь. Меня оно захватило полностью, еды (а таблао – это еще и ресторан) я просто не заметил. Ничего сравнимого по накалу страстей, по эмоциям я не видел никогда в жизни! Увы, снимать там было нельзя. Поэтому сняли мы фламенко просто на улице:

 

В Севильском соборе (куда лучше пойти во время службы, набраться нахальства и сказать, что вам туда надо) висит официальная табличка от Гиннеса, удостоверяющая, что это самый большой готический собор в мире. Но и без таблички он производит очень сильное впечатление. Здесь могила Колумба, здесь венчался Карл V, здесь висят картины Мурильо (он ведь тоже из Севильи, как и Веласкес). А вот на колокольню (бывший минарет халифской мечети) мы не успели.

Alcazar in Sevilla

В Андалузии смешение испанского и мавританского наследия особенно явно, и выглядит часто очень натурально. Стиль «мудЕхар» (прощеньица просим), основанный на испано-мусульманских мотивах, оставался непрерывно популярным с 13 по 20 века. И нет этому лучшей иллюстрации, чем Алькасар в Севилье, построенный для христианских королей Кастилии, но арабским мастерами. Мы столкнулись с гигантскими очередями, даже при всех Яшкиных талантах мы простояли с 10 до 1:30, и потому рекомендуем бронировать визит заранее, на их сайте. Стены этой королевской резиденции украшены арабской вязью … восславляющей Христа и Кастильских королей. Женя Низкер сказал, что на него этот дворец произвел бОльшее впечатление, чем Альгамбра, и мы готовы были с ним согласиться.

Севилья населена литературными историями. Здесь есть парикмахерская «имени Фигаро», но ведь наряду с севильским цирюльником в испанской культуре есть и Burlador De Sevilla – Севильский соблазнитель, или попросту Дон Жуан. В пьесе Тирсо де Молины, положившей начало Дон Жуанам в мировой литературе, его зовут Дон Хуан де Тенорио (кстати, испанцы донжуанов так и называют, тенорио). В Севилье есть улица Тенорио, где он жил, и дом Донны Анны, а сцена ужина с Каменным гостем происходит в Севильском Алькасаре. Рядом с Площадью Испании стоит здание Имперской табачной фабрики, где работала Кармен.. и так далее.

Y mucho mas:

Было еще очень много ярких впечатлений: и прогулка по одной из горных «белых деревень» (pueblos blancos) Casares в день Рождества

И Ронда, городок, рассеченный надвое совсем настоящим, не городским каньоном,

и «Скала» в Гибралтаре, и винодельня в Хересе

И все-таки, главной составляющей праздничного впечатления было общение с людьми. Слово Миле: Нас поразили люди в Андалузии своей бесконечной терпимостью, доброжелательностью и желанием помочь. Сначала я относила это на счет Яшиного обаяния, умения общаться и обольщать незнакомцев.

Но даже в отсутствие Яши андалузцы не могли скрыть своих положительных качеств. Нам бесконечно все объясняли, нас провожали. Апогеем была сценка в маленьком городке по дороге в аэропорт. Мы хотели пообедать и спросили единственную женщину, которую увидели на улице, где здесь можно поесть. Женщина в это время укладывала в машину двойню и коляску. Она объяснила, как пройти к ресторану, и мы двинулись в этом направлении. Дойдя до ресторана, мы выяснили, что он закрыт и стояли в раздумье, но в этот момент подъехала та женщина и извинилась, что ресторан закрыт, но сказала, что она нас проводит в тот, что открыт. Мы пошли к нашей машине, а она поехала к ней (в объезд) и дальше проводила нас через пол города (маленького, правда), к другому, открытому, ресторану. После чего сопроводила нашу машину к месту, где можно запарковаться и “подержала” свободное место, встав так, что никто не мог его занять, до тех пор, пока мы не поставили свою машину.

¡Viva Andalucía!

Posted in Uncategorized | 3 Comments

Путешествуя в Женеву..

Мой отец приучил меня к серьезному отношению к словам. Уменьшительные суффиксы были почти полное табу.  У него есть даже такие строки в стихах:

‘я лет до шести звал курицу «курочка»’,

к пацанам во дворе обращался ‘мальчики’.

Так вот, слово «путешествие» употреблять «всуе» было не положено. Наши с отцом поездки нельзя было называть путешествиями.  Позже, я прочел у Гитовича (мало известного, но замечательно поэта-переводчика) такое описание своей жизни: “…из которых по крайней мере четыре с чистым сердцем считать настоящими путешествиями. Да мало ли что еще было.».

Когда я было собрался начать писать о себе,  я хотел назвать это «Путешествуя в Женеву»: ведь поездки и переезды всегда были очень большой частью моей жизни, и к тому же это фраза из любимого почти всеми Пушкинского стихотворения о бедном рыцаре:

Путешествуя в Женеву

На дороге, у креста,

Видел он Марию Деву

Матерь Господа Христа.

Путешествие и встреча как переломный момент в жизни. Да вот беда, в Женеве я не был (до сего года), а вместо воспоминаний затеял Evident Point.

Наш отпуск этого года похож на путешествие намного меньше остальных, и к тому же я не собираюсь писать ничего глубокомысленного. Но пройти мимо такой возможности использовать название я тоже не могу.

Мы действительно начали с Женевы, почти! На самом деле, из-за Швейцарской дороговизны (это страна, где “everything costs everything”, привет Саше Айзиковскому), мы сняли комнату в замке в Грилли, в деревне на Французской стороне Юрских гор. Это было здорово! Вот вам виды из окна:

Очень рекомендуем! Кстати, на обратном пути мы опять сняли гостиницу на Французской стороне, и опять очень недорого и хорошо.

Женеву никто не хвалит. А по мне она не хуже других. Очень приятная, элегантная набережная стиля “Belle epoque”. При этом отсутствует ощущение курортной праздности, видно, что город живой, со своей душой, со своей жизнью в ЦЕРНе и ООН, со своим ни на что не претендующим, но милым старым городом. Конечно, поход на экскурсию в ЦЕРН (первый день, когда Саша получил диплом экскурсовода в ЦЕРНе) и поход в ресторан «Ритц Карлтон» помогли создать хороший образ города.

От Лозанны у нас не осталось цельного впечатления, город воспринимался какими-то кусками, частью из-за рельефа, частью из-за необходимости обновлять парковку каждые два часа. Но музей под названием «МУДАК»! Но блошиный рынок, где мы купили «столовое серебро»! Ну и без дураков, интересный и красивый собор. забавная улица Флон, замок Сен-Мэр (на снимке; Св. Маврикий, мы с ним еще встретимся, )

В Берне мы были пол-дня, но нам очень понравилось. Мы были в воскресенье, и главная туристская улица была не так оживлена, большинство магазинов были закрыты, но туристов все равно хватало. Несмотря на протестантский характер, в соборе кое-что осталось, классные витражи, и чудесные виды с колокольни. Вообще виды из города на долину Ааре внизу нам запомнились

Про Фрибур мы и сказать ничего не можем, уж очень межеумочно (на закате, на час) мы в него заехали. Кажется, что очень милый город.

Часть нашего путешествия прошла «под знаком» Св. Маврикия. Он был (в 4 в.) командиром римского Фиванского (из Египетских Фив) легиона, и отказался подчиниться приказу об истреблении христиан «во вверенной ему области». За что и был, разумеется, казнен, а его легион был decimated, то есть    казнили каждого десятого (decimus). Легион квартировал в главном городе Верхней Германии, Авентикусе. Современный Авенш, куда мы заехали по пути в Берн, крохотный городок с одной улицей, но с замком,  и полностью сохранившейся Римской ареной (ее Мила снимала). Везде в городе знамена с портретом Св.Маврикия, и никаких туристов! Римский музей открыли для нас

Фото: Маврикий с картины Грюневальда, замок в Авенш

Вторая «Марврикиевская» часть ждала нас в монастыре Св. Маврикия, самом древнeм из Европейскиx монастырей, служба в котором не прерывалась ни на день с момента его основания в 515 (!) г., и где находится могила Св.Маврикия. Колокольное вступление к обедне можно послушать:

Мы попали туда накануне дня Св.Маврикия, и именно в этот день служба совершается сначала в часовне на месте казни, где мы и застали собрание монахов и монашек, с которыми славно пообщались, попробовали их вина. Были там и два грузинских монаха, и миссионер, проведший 8 лет в Казахстане и здорово говоривший по-русски. Потом мы вернулись в монастырь, и сидели одни в церкви до начала обедни. Сама обедня не такая интересная, как бенедиктинская с Грегорианским пением, но зато с пением под орган.

В горах мы были под Маттерхорном,и на Aletsch Glacier. Чего говорить о Маттерхорн, сами смотрите хотя бы наши снимки. С практической точки зрения есть два места для лучших видов:

  1. Gornergrat (3,089 m) is one of the places one must visit in one’s life. – train from Zemmat: виды чудесные, но толпы народу и довольно далеко до горы.
  2. Малый Маттерхорн (3,800м): гондола на самый-самый пик горы. Виды захватывающие, но не на сам Маттерхорн: оттуда он кажется небольшим.
  3. Самые большие наши впечатления от Matterhorn glacier trail – Trokener Steg (2940) –Hirli – Schwartzsee. У Милы будет много снимков.
  4. Мы подозреваем, что для физически подготовленных людей самым лучшим (и самым дешевым!) будет маршрут Schwartzsee (2580) – Hornlihutte(3260). Но мы не решились, и, наверное, правильно.

За “наводки” для Aletsch Glacier особое спасибо Жене и Марине. Мы нашли «правильную» гондолу, заехали наверх. Виды просто от станции головокружительные. Но если еще немного спуститься, или немного подняться на вершину Эггисхорн, но будет еще лучше. Правда, в плохую погоду (со снежком), нам вершинка показалась стремной. Впрочем, потом вышло солнце, и мы на нее попали без особого труда.

Маттерхорн, конечно, грандиознее. Но мы его ждали, и, хотя он не обманул наших ожиданий, но и не превзошел их (тк это было почти невозможно). От Эггисхорна мы многого не ждали, а получилось фантастически. Мы были еще и на перевале Фурка, где висячий ледник, дающий начало Роне. Зашли на ледник (девять франков – и ты в ледяной пещере, метров 250 ходу от ресторана Бельведер).

Собственно, Беллинцону и Лугано можно отнести уже к Итальянской части путешествия. Озеро в Лугано действительно очень красивое, особенно сверху. Но все же немного чересчур «сладкое», итальянское. Мы жили в чудесном пансионе, который держит подруга нашей знакомой Мари с мужем. Как вы можете догадаться, в продолжение нашей темы, хозяина пансиона и кафе при нем зовут.. Маврикий (Маурисио). Мы с ними подружились, и очень рекомендуем этот пансион всем, кто хочет остановиться в Лугано. От пансиона идет спуск к уединенному (правда, среди домов на обрыве) пляжу, где мы искупались, и тропа по посадкам оливок в ближнюю деревню Гандрия, уступами висящую над озером.

Гандрию рекомендуем, а вот сам Лугано нет. Набережная смотрится попыткой подражать Ривьере (но разве сравнишь ее с Монтре, Веве и Женевой!), город в октябре был полон туристов так, что не протиснешься. Да, есть фрески в Санта Мария делльи Анжели, но близлежащий Комо интереснее во всех смыслах, по моему мнению.

М.К. Само озеро показалось менее красивым, чем в Лугано. Но озеро длинное, может, если бы мы были в другом его конце, оно бы понравилось больше. На фотографии озеро Лугано.

В Милане мы по незнанию и под влиянием амфибиотропной асфикции (жаба задавила) сняли отель, ну, скажем, не в лучшей части города. А поскольку нам нужно было быстро поесть перед концертом, мы сунулись в первую же забегаловку, где часа в 4 вечера оказались в обществе пьяных итальянцев (не думаю, что иммигрантов) не самого высшего разбора. Хотя там не было решительно никаких проблем (кроме малосъедобной еды), Миле было не по себе. За три дня до этого, в Виспе, мы оказались в обществе абсолютно пьяных немцев (или швейцарцев, не знаю). Один из них стал даже заговаривать с Милой, и я уже привстал со стула, но он быстро понял сам. Потом мы рассказали эти две истории нашим итальянским знакомым, они прибавили своих, а в заключении Раффаэлла сказала: разница в том, что наутро немец будет свеж и готов работать, а итальянец будет точно в том же состоянии, в котором был вчера. Нам итальянцы все равно больше понравились.

Опера Генделя «Тамерлан» в Ла Скала с Пласидо Доминго в роли Баязета для вас, людей понимающих, была бы, наверное, «короной» путешествия. Конечно, мы тоже получили огромное удовольствие. Ну, а нас в первом акте (либретто там не дают) ждали интересные загадки. Да, по истории я помнил, что Баязету в конце концов несдобровать. Но действие происходило, судя по всему, в период Российской гражданской войны 20 в., и не сразу можно было понять, кто где. Путаницу усугубляло то, что в опере две партии контра тенора (т.е по сути, женские голоса): Тамерлан и Андроник (из 5 поющих сейчас контра теноров в мире, два были задействованы). Ну, вы понимаете. Но как же, черт побери, здорово они все пели!

2017-09-27 21.26.01

М.К. Не говоря уж о самом Пласидо Доминго. Несмотря на возраст, его голос сохраняет удивительную притягательность, почти сексуальность.

Мы провели в Милане два с половиной дня, очень плотно упакованных. Говорят, самое красивое в Милане это собор. Он действительно хорош, и снаружи, и внутри, и «сверху, с крыши. Тут же, на площади Собора и в галерее Виктора Эммануила, сосредоточены и все туристы. Остальной Милан не слишком популярен. Посещение Тайной вечери Леонардо отлично организовано: ничего похожего на столпотворение в Ватикане, и она производит очень сильное впечатление. Мы случайно попали (а точнее, нагло присоединились) на частную экскурсию в Пинакотеке Брера, и еще на очень хорошо сделанную выставку Караваджо, почти все его шедевры из разных музеев мира. Мы провели довольно много времени опять в ц. Св. Амброзия, и, кажется, Миле тоже понравилось. Я не знаю другого места, где 15 веков Европейской истории представлены так полно и в такой гармонии. Мы просто прошли сквозь Кастелло Сфорцеско, не были в парке, не ходили в Сан Лоренцо (а это очень интересно), только ночью (вместе с Марко) проехали Навильи. Эх, можно еще раз съездить…

(на фото: дом, где жил Леонардо, Миланский собор “с крыши”, купол галереи Виктора Эммануила)

Еда – это очень важная часть поездки. По нашим впечатлениям (наверное, Марина и Саша с нами не согласятся), Швейцария по еде на самая главная страна. Да, с шоколадом и сырами все ооочень хорошо. Мне, например, фондю в Грюэре тоже понравился, как и практически все сыры, которые мы покупали “просто так”. Но рестораны нас не впечатлили, по большому счету. То ли дело Италия! Но, наверное, это нечестно; ведь в Милане мы дважды были в ресторанах, выбранных местными жителями. Марко повел нас в знаменитый Сардинский ресторан, куда без Марко не попадешь. Мы ели два вида пасты: спагетти, присыпанной сушеной икрой какой-то рыбы, и тальателли, фаршированные кальмарами и креветками. Ну это разминка. А потом пошел омар по-сардински. Огромное блюдо, на котором омар (а по-моему не один), приправленный маслом и уксусом, помидоры, лук. Ох! А потом еще десерт. Мы очень мило посидели с Марко и его женой.

А на следующий день мы встречались с Сандро и Раффаэллой, родителями Алессандры. Увы, у Раффаэллы терминальный рак, но она пока бодра, весела, и говорит без умолку. Правда по-итальянски, и наконец-то у меня был шанс попрактиковаться. Через некоторое время, правда, пришел ее племянник, который по-английски говорит свободно (как потом оказалось, по-русски тоже, но кое-как), и мы говорили на всех 4 языках. Звали его, конечно же, Маврикий (Мауро)! Этот ланч тоже был обильным и очень вкусным, и к тому же мы пили очень хорошее вино.

Последний день мы провели в машине, едучи из Милана в Женеву. На самом деле это оказалось недолго, так что мы успели посмотреть снизу на Монблан, и заехать в очень милый городок Анси рядом с Женевой (но во Франции). А вечером встретили Сашу после работы и опять были в хорошем ресторане, уже французском, в Ферне

Вы, наверное, уже заметили, что качество фотографий в блоге не очень. Потому что это мои телефонные фотографии. Милины слайды будут позже.

Posted in Uncategorized | Leave a comment

Двадцать лет спустя не по Дюма, или снова в Токио

Двадцать два года спустя после нашего отъезда мы снова оказались в Токио, правда, всего на 4 дня. Всегда страшно возвращаться к тем местам (или вещам), которые тебе очень нравились: вдруг все окажется совсем не так, как помнилось!

Но Япония не подвела: это по-прежнему страна, которая показывает, как все может быть устроено: на улицах абсолютно чисто, все происходит точно по расписанию, все и везде очень услужливы и приветливы, понятия «чаевые» не существует (тк никто не может выполнять свою работу иначе, как на пределе своих возможностей), краж и безбилетников не бывает. В Накано, почти что на толкучке, Мила меряет резиновые боты, и собирается их купить. Продавец: «нет, не покупайте. Я вижу, они Вам не пойдут. Извините пожалуйста!» И так во всем. Честность и долг прежде всего. Начинаешь думать, что, может, мир не так уж и безнадежен!

M.K. В какой то момент во время поездки я думала о своем отношении к некоторым странам (России, Израилю, Тибету, Италии и Японии). Мое личное отношение к Японии напоминает отношение к игрушечному медвежонку из детства: трогательное и немного грустное. Как от невозможности вернуть свое детство. Конечно, отношение к стране этим не исчерпывается, она и ее народ заслуживают огромного уважения, которое вряд ли испытываешь к медвежонку…

Я ничего особенного не ожидала от этой поездки, не ставила целей посмотреть что-либо новое, просто хотелось окунуться в атмосферу этой страны. Первые 2 дня я скакала и радовалась узнаванию, вспоминала японские словечки и выражения. А потом вдруг пришло осознание, что я прощаюсь не столько с этой страной, сколько с тем счастливым временем, которое мы провели здесь 22 года назад. Когда дети были маленькими, а мы еще относительно молодыми. И стало грустно. Но все равно Япония не подвела и оправдала наши ожидания. Мы провели здесь замечательные 4 дня. Никуда не спешили, не считали денег. С благодарностью впитывали атмосферу этой страны. Не удивляясь, когда по выходе из чайного домика, узнав, что у нас нет зонта (в дождь), нам подарили зонтик. Не удивляясь, что автобус приходит по расписанию минута в минуту (а как же иначе в этой стране!). Не думая о том, кому и сколько дать на чай, так как здесь это не принято и может обидеть. (А как это удобно, не думать на эту тему! Особенно после Индии). Знать, что если ты что-то где-то забыл, то тебе это непременно вернут, и не прятать деньги.

ЮХ: Мы жили в районе Шимбаши, районе знаменитых Токийских salaraymen – офисного планктона. Одинаково одетые (темные брюки, белая рубашка, галстук), эти люди почти строем утром маршируют на работу. Но вечером их можно встретить в удивительно уютных ресторанчика на Гадо Сита – улице вдоль ж/д путей:

В жутко стесненном Токио, где даже мосты идут вдоль реки (земля дорогая), разительным контрастом представляются просторные парки Императора и Сегуов. Это сад Хама Рикю в самом центре Токио с домиками для чайной церемонии:

Для шопинга мы тоже нашли время. Ведь в Японии даже китайские товары высокого качества, иначе не возьмут. Начиная от дорогущей всемирно известной Гинзы до экзотиеского Накано (почти толкучка), везде интересно:

Конечно, попали в Асакусу главное туристское место, самый старый в Токио храм, но и огромоное количество сувенирных магазинов, кимомо напрокат и т.п.

Съездили в Yuryo onsen в Hakone: японский вариант горячих источников: с видом на природу и голяком. В дополнение массаж, традиционное барбекю на углях прямо за столом (ириро), поездка на скоростном поезде все это “в той жизни” было за пределом даже наших желаний: свои преимущества есть и у почтенного возраста!

А в последнее утро пошли на самый большой в мире рыбный рынок Цукиджи. Увы, теперь туда пускают только после 9 утра, когда активность спадает. Но впечатляет все равно:

А вот Tokyo Skytree, новую самую высокую в мире башню, не советуем: жуткое количество народу, и ничего особенного.

 

Posted in Uncategorized | 1 Comment